Почему рассказчик решил помочь своему новому знакомому

Крестный отец под прикрытием | Newочём | Яндекс Дзен

Почему рассказчик решил помочь своему новому знакомому? МОЙ СПУТНИК · из двух поселков растояния междукоторыми57км вышли одновременно. так: своему для-себя. не всякое для-себя может поладить с тем, что в-себе, и, лучше было бы оставить неподконтрольным. он с самого начала решил, как именно, об этом может сообщить только второй рассказчик, а нам, как . понять уникальность его неблагополучия и помочь ему стать таким же. Слова о нескольких десятках лет насторожили Бенквана. Ему стало интересно, сколько прожил его загадочный рассказчик? Бенкван решил помочь парню и также начал собирать посуду, передавая ее новому знакомому. .. Но младший не смотря ни на что кинулся к своему « сказочному.

Бывший руководитель отдела спецопераций Луис Милионе, вышедший на пенсию в прошлом году, руководил многими операциями Энотиадеса, включая упомянутые операции в Либерии и Бухаресте.

Подобные операции чрезвычайно опасны. Внештатные агенты и осведомители на службе УБН не проходят специального обучения. Ожидается, что осведомители-преступники имеют представление о том, как вести себя не вызывая подозрений, а внештатные агенты вроде Энотиадеса учатся на месте.

Вопросы и задания раннему творчествм М. Горького

Один из бывших начальников управления Майкл Браун рассказал мне: Последствия ошибки могут быть жуткими. До конца годов сотрудники УБН выполняли всю работу самостоятельно. По словам Майкла Левина, бывшего агента и автора книги о своем опыте участия в операциях под прикрытием в Центральной и Южной Америке в годы, они играли в русскую рулетку своими жизнями. С начала годов Управление все чаще берет на опасные задания посторонних.

Милионе подтвердил, что в УБН не хотели подвергать опасности жизни агентов: Он добавил, что никто не отправлял внештатных агентов на опасные задания как на смерть. Управление всегда принимало меры по безопасности вне зависимости от того, кто участвовал в операции: Но существует мнение, что выполнение такой работы неподготовленными людьми — неэтичная практика.

Пресс-секретарь УБН отрицает, что именно риск потерять сотрудника мотивирует Управление привлекать внештатных агентов, и утверждает, что в любой операции предпочтительно участие штатных сотрудников. Работа внештатного агента нередко хорошо оплачивается. Бывший наркоторговец Карлос Сагастуме вступил в ряды революционеров колумбийской Армии народа, что в году позволило задержать торговца оружием Виктора Бута. До года Энотиадес получал ничтожно мало. В начале карьеры Энотиадес не задумывался о деньгах: Когда Энотиадес исполняет роль наркоторговца или специалиста по отмыванию денег, он позиционирует себя как бизнесмен, руководствуясь воспоминаниями тех времен, когда сопровождал отца на сделках.

На кой он мне сдался? Кто он такой, чтобы во мне сомневаться? Почему я должен что-то доказывать? Пусть возьмет и покажет 10 тонн кокса, если такая важная птица. Поначалу ему нередко приходилось поднимать голос или бить кулаком по столу, чтобы заполучить внимание на встрече. Теперь он вежливо просит: Энотиадес, его брат Христис и сестры, Стефани и Марина, выросли в обеспеченной семье в Никосии, когда Кипр был еще британской колонией. Набирала популярность Национальная организация кипрских бойцов ЭОКАи летний Энотиадес начал раздавать агитационные листовки на улицах города.

В 12 лет Энотиадес через весь город пронес пистолет, чтобы передать его членам ЭОКА, а в 13 — был задержан полицией после демонстрации. Вскоре после этого отец отправил его во французскую католическую школу-интернат в Афинах. По ночам вместе с друзьями Энотиадес сбегал гулять по барам, ночным клубам и борделям.

В году Кипр получил независимость, Энотиадес отслужил положенный срок в кипрской армии и отправился в Лондон изучать предпринимательство в Северо-Восточном политехническом институте. Он никогда не имел пристрастия к алкоголю, а в 20 лет попробовав гашиш, стал испытывать отвращение к наркотикам.

А вот ночную жизнь он любил, дядя научил его играть в азартные игры. В середине годов он переехал в Родезию, где основал компанию по импорту лекарственных препаратов, а в году вернулся на Кипр и стал работать в компании у отца. Однажды вечером отец упомянул, что один фармацевт из Йоханнесбурга попросил его заказать 20 таблеток амфетамина Captagon, который производится немецкой компанией Chemiewerk Homburg. После этого отец Энотиадеса должен был положить таблетки в другую упаковку. Возможно, фармацевт хотел сэкономить на таможенных сборах при транспортировке в Южную Африку.

Энотиадес обратился к своему другу Паникосу Хадзилоизу, начальнику отдела по борьбе с наркотиками в полицейском управлении Кипра, и узнал, что это лекарство часто используется как наркотик.

Хадзилоизу, который теперь руководит детективным агентством, сказал, что сообщить о преступной схеме было правильно, иначе отец Энотиадеса мог бы оказаться в тюрьме.

Почему рассказчик решил помочь своему новому знакомому? МОЙ СПУТНИК - Литература - Решения и Ответы

По указанию Хадзилоизу, он попросил покупателя о встрече во Франкфурте — якобы для того, чтобы проконтролировать отгрузку товара. Человек пришел и тут же был арестован немецкой полицией. Энотиадес начал сотрудничать с УБН в году.

Решив открыть собственный бизнес, он переехал в Буэнос-Айрес и начал заниматься экспортом говядины в США. В Буэнос-Айресе Энотиадес сдружился с греком-таксистом по имени Ставрос, который, как позже оказалось, был наркоторговцем. И вновь Энотиадес попросил совета у Хадзилоизу. Тот предостерег от обращения в местную полицию, опасаясь сговора с наркоторговцами, и направил Спироса в посольство США в Буэнос-Айресе.

Энотиадес согласился стать внештатным агентом по этому делу. Поставили задачу — убедить наркоторговцев в том, что он сможет организовать доставку ацетона который используется в производстве кокаинав обмен на готовый наркотик, чтобы тем самым завоевать их доверие. Наркоторговцы приглашали его в стрип-клубы, ему даже довелось побывать на частной вечеринке, где присутствовал панамский диктатор Мануэль Норьега. Однажды Энотиадес пригласил одного из участников банды к себе в номер, где тот заметил паспорт на столе и обнаружил, что Энотиадес вовсе не грек.

Он забрал паспорт, чтобы показать своим подельникам. Тогда он вышел из отеля и обратился к кураторам из Управления. Те оказали давление на местные власти, которые изъяли паспорт у преступников. Через несколько часов Энотиадес вылетел из Панамы, бросив все свои вещи в отеле. Энотиадес был опьянен риском и возможностью манипулировать преступниками: Он начал искать встречи с наркоторговцами в ночных клубах и казино Буэнос-Айреса, иногда даже делая намеки, что сам дилер. В году Энотиадес переехал в Брюссель с целью наладить там импорт российского алюминия и экспорт в Россию аргентинской говядины.

У него завязались романтические отношения с владелицей ресторана Мэри. Ее брат был знаком с бизнесменом и владельцем ночного клуба Никосом Цакалакисом. Брат Мэри рассказал, что Цакалакис замешан в торговле наркотиками.

Как-то раз на вечеринке в клубе Цакалакис пригласил Энотиадеса к себе в кабинет. Худощавый нервный человек тридцати с небольшим лет разрезал пачку с героином и попробовал его, затем предложил Энотиадесу. Цакалакис рассказал, что поставляет из Афганистана лучший героин, и поинтересовался, не может ли Энотиадес наладить канал сбыта в США.

Энотиадес ответил уклончиво и немедленно обратился в офис УБН в Брюсселе. Выслушав Энотиадеса, агент Джей ныне он в отставке и просил не раскрывать настоящего имени связался с бельгийской полицией и выяснил, что Цакалакис уже давно в розыске.

По указанию агента Джея, Энотиадес сообщил Цакалакису, что нашелся покупатель в Бостоне и есть возможность договориться о продаже пятидесяти килограмм героина. Цакалакис устанавливает цену, а после отправляется с Энотиадесом в Амстердам, чтобы представить его своему партнеру Джерарду Равену, коренастому голландцу пятидесяти лет. Равену понравилась новая Alfa Romeo Энотиадеса, и он захотел купить машину. Чувствуя, что его испытывают, Энотиадес согласился.

Сам он утверждает, что это агент Джей посоветовал ему так поступить, а по воспоминаниям агента Джея, идея принадлежала Энотиадесу. Вскоре после сделки с Alfa Romeo, Цакалакис сообщил, что они с Равеном и еще одним партнером хотят сопровождать Энотиадеса на встрече с покупателями в Бостоне.

Покупатели два агента под прикрытием радушно встречают гостей, водят по дорогим ресторанам, сорят деньгами, всячески изображая из себя обеспеченных гангстеров. В нужный момент агенты забирают четверку из отеля и отвозят в банк, где менеджер ведет их в хранилище с металлическими ящиками. Один из агентов разблокирует ящик и вынимает его — тот битком набит пачками стодолларовых купюр.

Как вспоминает Энотиадес, кто-то из агентов сказал: Сейчас один из двух сотрудников работает в частном секторе, он подтвердил факт операции, в том числе и демонстрацию платежеспособности в банке. Цакалакис подтвердил, что по возвращении в Брюссель все будет готово к поставке.

Энотиадес выполнил задание и дальше следствие продолжилось без. В году трое мужчин были осуждены за сговор с целью импорта наркотиков в США. Их экстрадировали в Штаты, они признали вину и получили тюремные сроки от шести до девяти лет. Одна из самых любимых историй Энотиадеса — легенда о Дамоне и Пифиасе. Дамон предлагает себя в заложники в обмен на недолгую свободу для Пифиаса, который находится в заключении у царя-тирана Дионисия в ожидании смертной казни и перед гибелью страстно желает попрощаться с семьей.

Calling All Cars: Cop Killer / Murder Throat Cut / Drive 'Em Off the Dock

Полагая, что Пифиас не вернется, царь соглашается, но оказывается не прав. Пораженный взаимным доверием друзей, царь освобождает их обоих. Он не видит противоречия между верностью настоящим друзьям и предательством тех, с кем он только изображает дружбу: Нет ощущения, что я кого-то предаю. В конечном счете его обман — лишь следствие жадности торговцев наркотиками и оружия.

А я как веревка, длинный такой кусок веревки. Преступники хватаются за нее и накидывают на себя, пока она их не удавит. Это возмездие за их грязные преступления. В нужный момент агенты забирают четверку из отеля и отвозят в банк, где менеджер ведет их в хранилище с металлическими ящиками.

Один из агентов разблокирует ящик и вынимает его — тот битком набит пачками стодолларовых купюр. Как вспоминает Энотиадес, кто-то из агентов сказал: Сейчас один из двух сотрудников работает в частном секторе, он подтвердил факт операции, в том числе и демонстрацию платежеспособности в банке.

Энотиадес выполнил задание и дальше следствие продолжилось без. В году трое мужчин были осуждены за сговор с целью импорта наркотиков в США.

Их экстрадировали в Штаты, они признали вину и получили тюремные сроки от шести до девяти лет. Дамон предлагает себя в заложники в обмен на недолгую свободу для Пифиаса, который находится в заключении у царя-тирана Дионисия в ожидании смертной казни и перед гибелью страстно желает попрощаться с семьей.

Полагая, что Пифиас не вернется, царь соглашается, но оказывается не прав. Пораженный взаимным доверием друзей, царь освобождает их обоих. Он не видит противоречия между верностью настоящим друзьям и предательством тех, с кем он только изображает дружбу: Нет ощущения, что я кого-то предаю. В конечном счете его обман — лишь следствие жадности торговцев наркотиками и оружия. А я как веревка, длинный такой кусок веревки. Преступники хватаются за нее и накидывают на себя, пока она их не удавит.

Это возмездие за их грязные преступления. Случалось, что Энотиадес сочувствовал осужденным. Он симпатизировал пилоту Константину Ярошенко, который был задержан в Либерии, — из-за его искренней и нежной привязанности к жене и дочери. Если бы Ярошенко хоть раз озвучил желание выйти из сделки, которую с ним заключили, то Энотиадес, по собственным словам, приложил бы все усилия, чтобы его защитить. После ареста Цакалакиса прекратились и его отношения с Мэри.

В Управлении Спиросу посоветовали переехать в Детройт. Ему также выдали визу, и по словам Энотиадеса, продлевали ее каждые полгода на протяжении десяти лет.

В Детройте Энотиадес познакомился с певицей греческого происхождения Еленой и в начале года, разочаровавшись в том, что ни одна из его наводок не переросла в крупное дело, отправился со своей возлюбленной обратно в Буэнос-Айрес.

Там он открыл ночной клуб First Class, что позволило ему наслаждаться излюбленным образом жизни и выявлять потенциальных преступников. Оказывается, Агоп работает на наркоторговцев, связанных с лидерами колумбийского Медельинского наркокартеля братьями Очоа, которые уже отбывали свои сроки в тюрьме.

Бывший руководитель Энотиадеса Луис Милионе рассказал мне, как они всей командой рисовали блок-схемы, просчитывая все возможные исходы встречи.

Агент под прикрытием не должен давать обещаний, которые не сможет сдержать например, говорить, что знает безопасное место для хранения наркотиков в перевалочном пункте. Я буду поступать так, как считаю нужным в данной ситуации. Важно иметь возможность полагаться на интуицию. Управление пытается минимизировать риски: Однако в масштабных операциях, в которых участвуют несколько агентов в разных местах, реакцию объектов спрогнозировать труднее.

Летом года Энотиадес вылетел на север Аргентины, в город Сальта, на встречу с наркоторговцами Луисом и Мигелем. Однако до завершения сделки Луис и Мигель захотели встретиться с покупателями лично. В Управлении стали разрабатывать план и готовить агентов на роли покупателей, но наркоторговцы оказались людьми нетерпеливыми, и в День благодарения Луис, Мигель и еще один член картеля на частном самолете прилетели в Буэнос-Айрес.

Энотиадес пытался объяснить прибывшим наркоторговцам, что не может контролировать местоположение своих клиентов. Те настояли, чтобы он отправился с ними в аэропорт. Как только они поднялись на борт самолёта, у Энотиадеса забрали паспорт.

Самолет сделал остановку в Сальте. Энотиадес вспоминает свои слова: Ему сказали дозваниваться до покупателей, и он сумел позвонить Биллу Вейнману, агенту УБН из Детройта, надеясь дать понять о своем затруднительном положении без привлечения нежелательного внимания.

Но ответа не последовало. Самолет снова взлетел и приземлился на грунт взлетно-посадочной полосы посреди полей. На выходе из самолета Энотиадес увидел сарай и прохлаждающихся охранников с винтовками. Один из них дал Энотиадесу телефон и попросил связаться с покупателем. Энотиадеса отвели в сарай, где на деревянных настилах грудами лежал спрессованный и расфасованный по пакетам кокаин.

Ему оставили телефон, предупредив, что если завтра покупателей в Буэнос-Айресе не будет, ему не поздоровится. Энотиадес знал, что агенты вряд ли объявятся до конца выходных, поэтому оставил Вейнману несколько голосовых сообщений. Вейнман, который сейчас на пенсии, вспоминает, как услышал панику в голосе агента. Он расслышал пару фраз: Кто-то принес ему одеяло и запер дверь на ночь. Привыкнув к темноте, Энотиадес нашел место под стеной сарая, откуда как будто бы сквозило.

Он убрал упаковки кокаина с поддона и с помощью доски вырыл яму около стены. В какой-то момент он стал выгребать грязь из-под сарая руками. Он разорвал упаковку с кокаином и обмотал полиэтиленом руки, чтобы продолжить рыть. Ранним утром он пролез под стеной и бежал, пока не добрался до дороги. Там его подобрал пикап и отвез до города Клоринда на границе Аргентины с Парагваем.

В грязи с головы до ног, руки исцарапаны, — пришлось убеждать водителя не ехать в больницу. Вместо этого Спирос связался со старым другом, который отвез его в посольство США в Асунсьоне, а затем в бразильский Сан-Паулу, где ему выдали новую визу.

Через месяц, в канун Рождества, Энотиадес прилетел в Нью-Йорк. Руссилло, агент Управления, который помог ему там освоиться, рассказал, что первым делом агенту понадобились пальто и ботинки, так как из Южной Америки он прибыл в рубашке и шлепанцах. В докладе отмечено, что процедуры, определяющие право на получение компенсаций, непоследовательны и противоречат друг другу.

Возможно, количество таких агентов существенно выше. Но признает, что было ошибкой надеяться только на свои силы. В Управлении отказались обсуждать это дело, как и детали прошлой и текущей работы внештатных агентов. Пережитое напомнило Энотиадесу, как много он теряет из-за работы в Управлении: Елена, как и многие друзья Энотиадеса, узнала о его работе только после того, как получила огласку операция в Либерии, и никогда не знала настоящей причины его отъезда из Брюсселя.

Энотиадес напомнил мне, что в году, после операции в Либерии, был вынужден скрываться другой внештатный агент Управления — пилот, у которого на Мальте была фирма по регистрации воздушных судов. Этот агент, пожелавший, чтоб я не упоминал его имени, рассказал свою историю. Его девушка узнала о его работе в УБН через 10 лет совместной жизни. После операции в Либерии отношения закончились, он закрыл фирму и переехал в другую страну, где продолжил сотрудничать с Управлением.

Обе перестали существовать в году отчасти по причине занятости Спироса в делах Управления. В то время он проводил много времени в греческом квартале Квинса, исследуя местный наркобизнес. В Управлении всегда высоко ценили его способность быстро подготовиться к новой операции. Младший брат Энотиадеса Христис, финансист из Никосии, рассказал, что раньше начинал беспокоиться, если Энотиадес не звонил несколько дней.

В году Энотиадеса в Нью-Йорке навестил отец. Маршиновским хасидам было мало соблюдать заповеди; важнее всего для них была кавана Кавана от др. В молодости принадлежал к брацлавским хасидам, последователям ребе Нахмана. Впоследствии стал яростным противником хасидизма и убежденным сторонником Гаскалы.

Чем можно объяснить подобное противоречие? Именно они, эти максималисты, удостоятся приветствовать Мессию В книге: Раввин лишь презрительно отмахивается: Разрушительная мощь, присущая человеку, определяет структуру повествования. Вот почему Клара будет всегда затмевать Зелду. Его страхи имели под собой все основания: Именно эта черта определяет судьбы персонажей. Внутри нее началась борьба.

Впоследствии Азриэл говорил Калману: Вскоре Калман понял, что совершил трагическую ошибку. Клара недолго хранила верность супругу.